Российский "Форд" бастует уже неделю


<Российский "Форд" бастует уже неделю

Забастовка на заводе “Форд” во Всеволожске - маленький, но очень выразительный сюжет из истории современного российского капитализма. Еще несколько лет назад Всеволожск был ничем не примечательным пригородом Петербурга, с разбитыми дорогами и покосившимися хрущевками.

Тогда устроиться на «Форд» было невиданным личным успехом. Однако со временем пропасть, разделяющая богатый «Форд» и бедных горожан, как-то стремительно стерлась. Впрочем, дело не только в обиде фордовских рабочих на утерю статуса, а в том, что еще более стремительно подорожала сама жизнь.

Мысль о том, что забастовщики должны поддерживать дух и тело футболом, Алексей Этманов, лидер забастовщиков на заводе «Форд» во Всеволожске, возможно, почерпнул в Бразилии. Туда он по линии международных профсоюзов ездил обмениваться опытом с коллегами с тамошнего «Форда». Может быть, впрочем, Бразилия и ни при чем, просто такова специфика русской забастовки, проходящей на продуваемой всеми ветрами площадке у проходной при минусовой температуре, и, скажем, забавы с перетягиванием каната являются уже чисто отечественной придумкой. Но бразильские забастовочные достижения для Этманова столь же пленительны и недостижимы, как бразильский футбол. «Они всем заводом могут выйти, по любому поводу, - с завистью рассказывает он. - Назвал кого-нибудь менеджер свиньей - пожалуйста, суточная забастовка. И результат налицо: при средней бразильской зарплате $500 на «Форде» работяги получают в среднем по $2 тысячи».

На самом деле успех бразильского пролетариата не так впечатляющ: средняя зарплата на бразильском «Форде» - около $900. Почти столько же, кстати, она составляет и во Всеволожске. Так что Бразилию мы уже кое в чем догнали.

Забастовка несет на себе отпечаток коммунальной полемики, в которой стороны по-соседски припоминают все, даже то, что еще вчера никак не походило на повод к войне: «Обед - 30 минут. А очереди? А они ведь еще требуют, чтобы мы переодевались». Женщина средних лет из покрасочного цеха работает здесь с первого дня, она хорошо помнит, что раньше повышение разряда происходило каждые полгода, а теперь все стало хуже, а для четвертого разряда и вовсе необходим неслыханный трудовой подвиг. «И потом, - горячо вступает в разговор рабочий с мегафоном, - они в следующем году увеличивают в полтора раза объемы производства, будут выпускать еще Ford Моndео, но нам прямо сказали: никаких повышений не ждите. А мы знаем: у нас доля зарплаты в себестоимости - около 4%. А в Германии - под 60!» «Это кто посчитал?» «Есть у нас грамотные люди», - многозначительно посмотрев на Этманова, заметил рабочий. «Я уже забыла, как выглядит семья, - жалуется молодая сборщица, работающая ночами и получающая больше 30 тысяч: надо отрабатывать кредит. - Не могу больше. Пусть платят больше».

7 ноября профсоюз провел суточную предупредительную забастовку, но готовил ее как-то настолько второпях, что не успел предупредить о ней в десятидневный срок, в связи с чем не только суд, но и сами забастовщики признают: забастовка была незаконной. Руководство завода между тем согласилось начать обсуждение требований профсоюза 26 ноября. Однако рабочие начали забастовку на неделю раньше.

Еще несколько лет назад Всеволожск был ничем не примечательным пригородом Петербурга, с обычными немощеными дорогами и покосившимися хрущевками. По тем временам устроиться на «Форд» было невиданным личным успехом, на фоне вполне диккенсовской местной индустрии «Форд» был мечтой о сытой загранице, вдруг упавшей с неба прямо на место постоянного жительства. «Форд», правда, был не первым, пионерами были голландцы, построившие завод гофрокартонной упаковки «Каппа». Но чтобы утолить потребности двух тысяч счастливчиков, до «Форда» не было.

Но со временем все стало быстро меняться. Дороги во Всеволожске по-прежнему разбиты, но объявления о приеме на работу сулят, скажем, грузчику, тысяч 15, водителю - 18-20. В общем, пропасть, разделяющая богатый «Форд» и бедных горожан, как-то стремительно стерлась. И дело не только в обиде фордовских рабочих на утерю статуса, а в том, что еще более стремительно подорожала сама жизнь. Дешевле, чем за 12 тысяч рублей, однокомнатную квартиру во Всеволожске, уже не снимешь.

Словом, 21,5 тысячи рублей - средняя зарплата на «Форде», в полтора раза превышающая среднюю зарплату по автомобильной отрасли, - больше не мечта. Даже с учетом ежегодной инфляционной индексации. Тем более что Ленинградская область становится воплощением грез то ли об экономических кластерах, то ли о «русском Детройте». Вслед за «Фордом» пришли Nissan, Toyota и GM. Порты, более или менее развитая инфраструктура, наличие квалифицированной рабочей силы - все за Ленинградскую область. Правда, гиганты не спешат переносить на российскую почву более технологичные этапы автомобильного производства, ограничиваясь только сборкой завозимых беспошлинно запчастей, а «Форд» еще совсем недавно вообще был юридически оформлен как таможенный склад. Чисто отверточный процесс, как полагает профессор Европейского университета в Петербурге Вадим Волков, больше 25% добавленной стоимости дать не может. И что увлечение этим может поставить крест на всех мечтах Петербурга стать постиндустриальной столицей. Но, по оценкам Волкова, по миллиарду рублей в год налоговых платежей каждый из таких заводов дает, и это всех вполне устраивает. Тем более что россияне - не французы, которые бастуют из-за беспокойства по поводу того, что снабжают трансмиссионными узлами американский рынок, рискующий сократиться и ударить тем самым по французским автозаводам. Наш человек бастует потому, что хочет денег здесь и сейчас, он не хочет терять тот статус, который был у него всего несколько лет назад, и он только-только научился догадываться, что есть много более действенных методов давления на работодателя, чем обливать краской свежепоклеенные обои. Насколько хотим поднять зарплату? На 35 процентов? Давай, а там посмотрим…

И «Форду» ответить нечего. Не только потому, что законодательство хоть и выросло из того КЗОТа, в котором про забастовки не было ни слова, но к забастовщикам крайне благожелательно: уволить никого из забастовщиков нельзя.

Но в том-то и дело, что, даже если бы было можно, это для «Форда» тоже не выход. Безработица в области минимальная, в том же Всеволожске к фордовским зарплатам подтягиваются местные, благо денежная подушка пока продолжает разбухать, и за квалифицированных рабочих «Форду» приходится конкурировать с теми, с кем он и так конкурирует во всем мире - с GM и Nissan. Можно было бы даже забыть о том, что каждый из бастующих специально обучался за счет завода. Можно в принципе обучить и других. Но где их взять, если уже сегодня рабочие поглядывают в сторону этих конкурентов?

«Форд» неделю выдержит. «Нельзя сказать, что мы несем прямые убытки», - объясняет Кулиненко (представитель завода по связям с общественностью). - Те машины, которые не сделаны сейчас, все равно будут сделаны потом, когда работа возобновится. Вопрос в дилерах, а с дилерами у нас есть понимание». А у дилеров и нет другого выхода, им остается только ждать, потому что спрос на «Форды» неизбывен, и, если кто-то ждал своей очереди полгода, подождет и еще неделю. Так что нынешний кризис, скорее всего, разрешится сравнительно безболезненно. Сам Этманов по мере уточнения подробностей уже не выглядит столь непреклонным. «Да я с самого начала говорил, что это совершенно не факт, что мы победим. Но попытаться же надо!»

// Gzt.ru

опубликовано Добавить новыйПоискRSS Добавить комментарийИмя:E-mail:  не уведомлятьуведомлятьВеб-сайт:Заголовок: Пожалуйста, введите проверочный код, который Вы видите на картинке.Powered by !JoomlaComment 3.12
Copyright (C) 2007 Alain Georgette / Copyright (C) 2006 Frantisek Hliva. All rights reserved. 

Источник: www.avto-russia.ru

Спонсор: